Быть радикальным художником

image

Я – художник далекий от институционализированного искусства, поэтому не имею интереса держаться за выставочные пространства. Однако я имею полное право осудить тех, кто смалодушничал и не проявил должной последовательности во взглядах и словах вчера, на “художественной ассамблее”. Если институция и куратор нарушают договоренности с художником, единственный возможный выход из ситуации – это бойкот. Без оговорок, скидок и прочих “если”.

Естественно, что художники и искусствоведы, полностью поддерживающие Наталью Заболотную, предатели и штрейкбрехеры. Отношение к ним и без того соответствующее. Однако ими одними проблема не исчерпывается, ведь в арт-сообществе еще полно деяетелей, пытающихся занять сразу два стула, то есть быть и против цензуры, и против бойкота. В этом смысле показательна позиция Арсена Савадова, который считает происшедшее перед открытием выставки “Великое и величественное” полным подавлением свободы и разгулом фашизма, однако же ко всему добавляет, что и “топить” галерею и ее директора Наталью Заболотную не выход, ведь в таком случае Киев потеряет ценное арт-пространство. Иными словами, многие художники останутся без хлеба, потеряв насиженный “Художественный Арсенал”.

Это тот самый момент, когда материальный интерес художника как профессионала рассматривается узко, судорожно, некритично, да еше и в короткосрочной перспективе. Действительно, с новым директором придется договариваться по-новому. Однако четкого договора нет и со старым директором, практикующим цензуру в связи с политической конъюнктурой и меняющим формат выставки в зваисимости от воли спонсора. Сегодня она берет деньги через церковь, а завтра – через политическую партию. Надеюсь, всем понятно, при чем здесь ущемление свободы выражения автора и угроза его материальным интересам?

Исходя из этих обстоятельств и формируется позиция бойкота. Нежелание быть причастным к пространству, по которому разгуливают призраки государственной идеологии, религии и власть денег – не “идеалистическая муть” от “прыщавых подростков”, а взвешенная и полностью прагматичная позиция художника не только как профессионала, но и как медиатора общественных настроений, скульптора взглядов и выразителя идей. В этом осознании причин и следствий лежит суть радикализма. Быть радикальным – значит мыслить и действовать последовательно. Конечно же, если рассматривать художника сугубо как работника, машущего за деньги кистью, то вчерашнее предательство это еще не самое страшное, что могло быть.

К сожалению, быть одновременно радикальным и респектабельным для широкой аудитории фактически невозможно. Приходится выбирать – или оставаться верным миссии художника и быть готовым искать новое пространство для работы, или вымученно лыбиться под градом пинков, но оставаться у теплого места. Быть художником во всей полноте этого понятия и занимать хорошее положение в институционализированном искусстве – вещи не всегда совместимые.

За свое право придется побороться, и бойкот здесь – самое меньшее, что можно предпринять. Необходимо безжалостно бить прислужников денег и власти от искусства, топить все их проекты и нагло оккупировать приготовленное ими пространство при любой удобной возможности. Это будет честно и последовательно, а кроме того – разрушит границу между заточенным в золотые рамки искусством и реальной жизнью.

← Previous post

Next post →

2 Comments

  1. Светлана

    Художником нельзя стать. Художником нужно родиться.
    То есть, конечно, не нужно! Лучше вовсе на свет не появляться,
    чем художником-то! Но в дом родителей Кузнецова постучалась
    беда – ты все-таки родился. Плачут они, отворяя ворота, да уж не затолкнут тебя взад…
    Он все красит и красит, красит и красит и радикалом себя называет. Очень он хочет быть художником , вы понимаете? А на лбу у него написано: “Плотник
    IV разряда”. И начинается творческая деятельность. Хуже которой, уж точно, более не будет ничего. Назваться художником – наглость, порожденная отчаянием. “Уж лучше грешным быть, чем грешным слыть!” – очень точно
    подметил Шекспир. “Уж лучше быть, трам-та-ра-рам!” – в сердцах выкрикивает однажды художник Кузнецов и хватает щетинную кисть, и красит, что попало от безысходности.
    Я ни в кой мере не хочу принизить современное искусство, но среди таких тенденций очень легко найти лазейку «обманщику» (он может сам и не считает себя таковым), чье творение у большинства вызовет только удивление или раздражение.
    Можно сказать что «я все равно в этом ничего не понимаю» из-за того, что эти маляры и клизм дискредитировали современное искусство.
    Есть только один безошибочный критерий, который всегда определит, что является настоящим искусством, а что нет – это время. Великих будут помнить и через 100-200 лет (только им, увы, это будет уже глубоко безразлично), а бездарные канут в лету. А пока, среди гвоздей и унитазов, давайте попытаемся всё же не пропустить работы сегодняшних Да-Винчи и Рембрантов, осовремененных, дерзких, странных – но все же безумно талантливых. А на безобразие не побоимся воскликнуть – вы бездарны и смешны со своими радикальными революциями и бойкотами, которые вы же и спровоцировали ублюдки.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Time limit is exhausted. Please reload CAPTCHA.