Наверняка все помнят задания на уроках языка или изобразительного искусства, когда предлагают подготовить сочинение или рисунок на темы разной степени идеологизированности. Некоторые из них, например “Мама”, “Родители”, “Школа”, “Дружба”, “Любовь”, “Моя будущая профессия” для детей вполне жизненны. Сталкиваясь с ними в повседневной практике, школьник в состоянии порефлексировать и изложить анализ своих чувств. Другие темы имеют более идеологический и оторванный от жизни характер. “Родина”, “Культура”, “Народ” не имеют должного отражения в опыте ребенка и превращаются в произведение, как набор предлагаемых учебной программой штампов. Чаще всего критерием оценивания таких работ является степень удачливости соединения штампов с личным опытом. А есть темы, которые вовсе не предполагают наличия у ребенка соответствующих переживаний. Исторические события и памятные даты в произведениях школьника превращаются либо просто в мозаику штампов, либо в отражение своих впечатлений от их познания.

На рисунке боевое судно с натянутым на мачту красным знаменем, по которому, будто гусеница, ползет современный государственный флаг. Весьма ироничное совпадение, ведь именно в такой манере современная государственная идеология паразитирует на останках советской. Желто-синий флаг поверх красного, развевающегося как парус – отражение развешанных по городу в честь праздника флажков, корабль – ассоциация с военной техникой на параде. Оба центральных элемента рисунка – ссылки на ссылки. 

На следующем рисунке изображено впечатление от реального события – встречи с ветераном – что, однако, тоже является ссылкой на ссылку. Масштабная подпись и георгиевская лента, трагично “натянутая” на уголок работы, направляют зрителя, как бы говоря, что это поздравление не простого человека, а конкретно ветерана.
Далее можно увидеть разве что впечатления от рекламных плакатов с поздравлениями. То есть несколько штампов, вообще не находящих у автора  никаких особых впечатлений или ассоциаций. Работа как бы говорит: что такое День Победы? Это девятое мая, черно-оражневые ленты, красные звезды и солдаты в винтажной форме.
Нельзя наверняка сказать, с какими чувствами были нарисованы эти работы, однако ясно то, что все они являются никак не относящимися к жизни авторов наборами “священных символов”. Реальная польза от подобных заданий состоит лишь в художественной практике, так как никакой рефлексии в ходе их исполнения не предполагается. В этом простом изложении идеологических штампов нет пользы даже для самой идеологии. Для ее полноценного воспроизведения необходимо осмысление, которого в случае с данной темой нет. Солдат, ветеран, георгиевская лента, красное знамя и оружие – ссылки на ссылки, имеющие весьма косвенное отношение к проблемам, переживаниям автора и их осмыслению. Мертвые темы, рождающие мертвое искусство.
А вот работа на куда более жизненную тему. Я не специалист в области анализа эмоционального состояния художника по его картине, однако здесь невооруженным взглядом видны любовь, чувство и пробуждаемый ими талант. “Мама” могла получиться любой – и безжизненной, и страшной, в зависимости от взаимоотношений членов семьи ребенка. Однако нейтральные и негативные чувства так же искренни и жизненны, как теплые.
Последняя работа вообще хороша сама по себе, вне техники и контекста. В ней видны и жизнь, и движение, и загадка.

5Я не помню, к какой теме относится рисунок, однако и не важно, потому что это самое что ни на есть настоящее, живое искусство без тормозящих или ограничивающих идеологических рамок.

Любые оторванные от жизни и личных переживаний рамки рождают идеологически-насыщенное, но мертвое искусство. Оно не может дать никакой пользы растущему человеку или развивающемуся профессионалу, оно убивает искреннее творчество.